Подождите, идет загрузка

Сандерс: Game Over

Влад Ваховский - 19.06.2016

Вчера кандидат в президенты США Берни Сандерс, позиционирующий себя как социалиста, выступил с видеообращением к своим сторонникам, в котором окончательно отказался от дальнейшего участия в выборной гонке и призвал своих сторонников поддержать Хиллари Клинтон. «Главная политическая задача, которой нам нужно посвятить себя в течение следующих пяти месяцев, — добиться того, чтобы Дональд Трамп потерпел поражение, и поражение убедительное».

В действительности сомнений в том, что нашумевшая кампания закончится именно так, не оставалось уже 7-8 июня, когда после переговоров Сандерса с президентом Обамой появились оставшиеся без опровержений сообщения о его отказе от борьбы и вероятном выдвижении в качестве вице-президента.

Не стало такое развитие событий удивительным и для нас: хотя определенная часть левого движения испытывала большое воодушевление и прилив надежд в связи со стремительным ростом популярности Сандерса, мы никогда не испытывали иллюзий по поводу его перспектив. Напомним, что в вышедшей в марте статье мы писали следующее:

  1. Программа Сандерса является "сугубо реформистской, предлагающей, по большому счету, косметические меры, не решающие коренных социально­-экономических проблем". Она не является действительно социалистической, т.к. не предполагает национализации средств производства и не выходит за пределы welfare state скандинавского образца.
  2. Однако, даже если бы Сандерсу удалось прийти к власти посредством выборов, он не смог бы осуществить даже очень умеренные обещания исключительно законным путем, без опоры на массовое движение: "вряд ли они смогут беспрепятственно реализовать все обещания, игнорируя правые крылья своих партий и консервативную оппозицию в парламенте. Даже умереннейший либерал Обама столкнулся с фактическим саботажем программы доступных медицинских страховок для бедных со стороны Конгресса".
  3. Наконец, мы прямо писали о том, что "шансы стать кандидатом от демократов все-­таки скромны", что "Сандерс, скорее всего, уступит Клинтон". Такой прогноз представлялся практически несомненным для тех, кто знаком с устройством политической системы США и ее историей. В прошлом США знали левых политиков, таких как Юджин Дебс или Генри Уоллес, которые пользовались неизмеримо большим влиянием и популярностью, чем Сандерс, и, несмотря на это, неизменно оставались аутсайдерами политической борьбы.

Конечно, желание как можно скорее увидеть изменения в твердыне мирового капитализма очень объяснимо и психологически понятно со стороны левых всего мира, однако само по себе оно еще не оправдывает отказа от анализа реальной ситуации. Предсказуемое завершение кампании Сандерса показывает, что предрекаемый многими политический кризис и связанные с ним революционные изменения в очередной раз отменяются, что американская политическая система гораздо более устойчива, чем нам всем хотелось бы.

В то же самое время, нельзя отрицать того, что рост популярности Сандерса (точно так же, как надежды от избрания Обамы до этого) являются симптомом важных изменений в американском обществе. Нужно лишь правильно понять и оценить характер и значение этих изменений.

Американская политика прочно держится на двух опорах. Ими являются:

  • Во-1-ых, мощный "средний класс", т.е. промежуточные слои, не относящиеся ни к рабочему классу, ни к финансово-промышленной олигархии, и существующие за счет тех огромных доходов, которые США благодаря своему империалистическому господству выкачивают из других стран.
  • И, во-2-ых, развитая, тотально-всеохватывающая патриотически-демократическая идеология, которая в двух своих вариантах — либеральном и консервативном — господствует не только среди "среднего класса", но и среди многочисленных рабочих Америки.

Пока США занимают господствующее военное и экономическое положение в мире, этим двум основам ничего не угрожает. Однако развивающийся мировой экономический кризис оказывает влияние и на американское общество, приводя к его усиливающейся поляризации.

С одной стороны, рабочий класс и часть промежуточных слоев сдвигаются влево, требуя от империалистического государства больших преференций для себя, но не уничтожения существующей политической системы и коренного преобразования экономического базиса. По существу их критика и протесты еще не выходят за пределы господствующей идеологии, не означают разрыв с ней, не ставят под сомнение ни патриотизм, ни демократические догмы. Сандерс являлся выражением текущих настроений именно этой части, еще не осознавшей существующих в обществе классовых антагонизмов: он поднимал на щит лозунги движения Оккупай о "власти, которая учтет интересы всего народа, а не одного его процента", но при этом отказывался от какой-либо критики внешней политики США. По существу он обращался прежде всего к левой части "среднего класса", обещая ей выбить большие уступки у пресловутого 1%, ни коим образом не ставя под сомнение источник его жизненных средств.

Однако даже эти робкие требования вызывают сильную правую реакцию у оставшейся части "среднего класса", нашедшую свое выражение в поддержке сначала одиозной TeaParty, а теперь еще более мракобесного Трампа. (Заметим, что подобная разнородность в политической позиции промежуточных слоев есть и у нас в России: примерно половина их представителей являются самыми убежденными и последовательными путинистами, в то время, как другая часть — наоборот, сторонниками либеральной оппозиции. При этом ни те, ни другие, разумеется, нисколько не выходят за пределы существующего рыночного консенсуса.)

Процессы, происходящие в американском обществе и политике, безусловно, важны и заслуживают внимательного рассмотрения. Однако, по нашему мнению, попытки серьезного их обсуждения приводят к мысли о том, что, с одной стороны, они гораздо сложнее и менее однозначны, чем многим представляется, а с другой — оставляют мало надежд для радикального движения в ближайшей перспективе. Процесс трансформации политического сознания американских рабочих будет гораздо более длительным, противоречивым и драматичным, и с необходимостью может подталкиваться только изменением экономического положения США в мире, но не относительно поверхностными раскладами электоральной политики.