Подождите, идет загрузка

Уволить город «по собственному желанию»: банкротство Кунгурского машзавода

Георгий Комаров - 16.06.2016

В эти дни открылся традиционный Петербуржский международный экономический форум, значительная часть которого будет посвящена российской промышленности и ее экспортному потенциалу. Однако, сколько бы красивых прожектов не было бы предложено иностранным делегациям, реальность неизбежно будет разительно от них отличаться.

И вот лишь один из десятков, если не сотен показательных примеров. 14 июня на Кунгурском машиностроительном заводе «по собственному желанию» уволены 607 человек. Это почти 82% работников [1]. Предприятие - градообразующее.

Завод проходит процедуру банкротства, и в рамках «оптимизационных мер» собственники предприятия убедили заводчан написать заявления об увольнении, пообещав трудоустроить их в другое предприятие, созданное на территории машзавода, как сообщает кунгурское издание «Искра» [2]. ОАО «Кунгурский машиностроительный завод» (КМЗ), производившее агрегаты для ремонта, освоения и бурения нефтяных и газовых скважин [3], было признано банкротом еще на собрании кредиторов (долг перед которыми составил внушительные 700 млн. рублей) 12 ноября прошлого года. Вскоре собственниками и кредиторами был выбран конкурсный управляющий, который был обязан завершить существование КМЗ как юридического лица с минимальным ущербом.

Однако уже в конце мая занявший этот пост Андрей Мягков написал заявление в арбитражный суд Пермского края об освобождении его от исполнения обязанностей, проеомментировав свой шаг так: «мы пытались сделать всё, чтобы сохранить рабочие места. Но у меня нет уверенности, что мы сможем это сделать» [1]. Собственник предприятия, Иван Ли, лишь разводит руками, поясняя, что, цитируем, «...завод потерял рынок. Если в 2008 году наши мобильные буровые агрегаты занимали 71 процент всего российского рынка, то сегодня - не больше 12 % <...> с нами подписывают контракты, но нам не хватает оборотных средств, чтобы их выполнить» [2].

Раньше на КМЗ работало более 2500 человек. К 2016-му их осталось сегодня только 770. Еще в декабре «Искра» задавалась вопросом, будут ли дальнейшие сокращения. Тогда ответ менеджмента был уклончив, а глава службы занятости города сетовал, что «сокращение такого количества рабочих для Кунгура — очень серьёзная проблема, тем более что это профильные специалисты <...> если честно, всех трудоустроить не получится» [1]. И вот мы видим, что все эти профильные специалисты де-факто «выброшены на мороз» - поскольку, кроме честного предпринимательского слова, обещания принять сокращенных работников в штат вновь образованное юрлицо, никаких гарантий трудоустройства у машиностроителей нет.

О чем нам это говорит? О том, что абсурд жизни в современной капиталистической России штурмует новые высоты. Можно было хоть как-то понять, как красивые фразы об импортозамещении и энергетической сверхдержаве сочетаются с сокращением бюджетных выплат и деградацией социальной сфере. В конце концов, это сейчас почти что общеевропейский тренд, вспомните те же французские протесты последних месяцев. Но как они сочетаются с фактическим уничтожением одного из крупнейших отечественных производителей оборудования для нефтегазовой отрасли, — казалось бы, приоритетной для страны, — уму не постижимо.

Случай Кунгура не уникален. Только с середины 15 года по февраль 16го были объявлены банкротами новосибирский «Сибсельмаш», Смоленский автоагрегатный, Нижегородский, Вологодский, Кировский им. 1 мая, Кандалакшский, Краснокамский, Ишимский и др. машзаводы (всего 17 предприятий). И это только машиностроение. Если, скажем, экономика Нижнего Новгорода, Новосибирска или Кирова еще как-то справится с закрытием одного завода, то большинство остальных расположено в моногородах. То есть там, где без преувеличения вся жизнь теснейшим образом завязана на единственном промышленном предприятии. Последних, напомним, Минэкономразвития насчитало 313 штук [4], правда, разделив их на относительно благополучные и относительно неблагополучные. Однако, если суммировать по всем отраслям производства количество «угрожаемых», —  уже обанкротившихся, балансирующих на грани банкротства, просто испытывающих финансовые или кадровые проблемы, страдающих от спада спроса или зависимых исключительно от госзаказа, — предприятий, то окажется, что практически все моногорода находятся на грани социально-экономической катастрофы.

Можно ли избежать этой катастрофы? Можно ли избежать жадности и жестокости проедающих бюджеты «предпринимателей-атлантов» и «эффективных менеджеров», готовых не только довести до ручки передовое предприятие, но и выкинуть в неизвестность несколько сотен, а то и тысяч человек? Можно ли избежать безразличного эгоизма чиновников всех уровней и мастей, сладко вещающих про вставание с колен, когда колоссальные промышленные мощности превращаются в ржавую труху? Можно. Только для этого нужно, чтобы рабочие перестали покорно подписывать заявления, а наконец начали организовываться и брать ситуацию в свои руки.

Источники:
1. http://zvzda.ru/news/0e940f30e969
2. http://iskra-kungur.ru/news/2015/12/02/13347/
3. http://www.kommersant.ru/doc/2907452
4. https://regnum.ru/news/economy/1886332.html