Подождите, идет загрузка

ЧЕРНЫЙ РИЭЛТОР НА ТВОЕЙ УЛИЦЕ

Георгий Комаров - 17.09.2017

В начале сентября вице-премьер Дмитрий Рогозин объявил, что производство тяжелых ракет «Протон» будет свернуто, а Центр имени Хруничева перейдет исключительно на выпуск ракет-носителей «Ангара-А5». При этом виднейшие специалисты-ракетчики на удивление единодушно рассматривают этот шаг как провальный: «Ангара» признана «тупиковой ракетой», дорогой и пригодной к эксплуатации лишь в ограниченных условиях.

Казалось бы, ну перейдет и перейдет. Ну, допустим, ошиблось руководство. Или ошиблись в оценках специалисты. Каким образом «караваны ракет» вообще относятся к насущным жилищным проблемам? А, оказывается, прямым. Сокращение «модельного ряда» ракет - и таким образом, производственных мощностей, происходит на фоне любопытнейшей истории с землей, на которой располагается инженерно-космический центр. Еще в 2013 году Рогозин заявлял, что предприятие «будет сокращать занимаемые территории». Территории, большая часть которых, оказывается, заложена Внешэкономбанку, выдавшему центру кредит в 12 млрд. руб. Территории, которые располагаются в одном из самых престижных районов Москвы. И которые, в сопровождении Рогозина еще в 2012 году посетил (напоминаем, это режимный объект!) строительный магнат Год Нисанов, владеющий такой бизнес-недвижимостью, как ТЦ «Европейский», гостиница «Radisson САС Славянская» и т. д.

То есть, говоря по-простому, Рогозин «сливает» стратегически важное космическое предприятие, чтобы удовлетворить аппетиты господина бизнесмена. Схема не нова: так, территория завода «ЗИЛ», где производство (за вычетом правительственных лимузинов) было окончательно остановлено в 2016 году, была официально отдана под застройку «элитным жильем» и бизнес-центрами нескольким частным корпорациям, прежде всего петербургской «Группе ЛСР». Застроить новыми объектами планируется еще целый ряд московских промзон. Похожие проекты есть и в ряде регионов: так, все тому же Внешэкономбанку за долги отдают территорию Волгоградского тракторного завода, уже застраивается территория обанкротившегося оборонного (sic!) завода имени Масленникова в Самаре, Шуваловской промзоны в Нижнем Новгороде, хлебомбината в Екатеринбурге и прочая, и прочая.

Когда «под нож» отправляются даже большие предприятия - несмотря на все бодрые рапорты о промышленном росте и “вставании с колен”, - стоит ли удивляться, с какой легкостью сладкий союз чиновников и строительных компаний «отжимает» территорию обычных жилых кварталов. И это касается не только московской реновации, о которой мы уже писали и которую уже планируют «экспортировать» в регионы, но и, например, недавней трагедии в Ростове-на-Дону. В августовском пожаре, охватившем площадь более 10000 кв. м. неподалеку от центра города, выгорело 107 домов, 45 человек попали в больницы. По удивительному совпадению как раз после того, как «черные риэлторы» настоятельно убеждали местных жителей продать им землю за бесценок. И, что еще более «удивительно», никакого реального эффекта следственных действий пока не видно. Ну, сгорело и сгорело, спишем все на случайность – очевидно, так рассуждают правоохранительные органы.

О случаях единичного сноса зданий, в том числе памятников архитектуры, и говорить нечего, достаточно почитать, например, отчеты организации «Архнадзор» (например, http://theins.ru/opinions/62168). Причем, в Москве и Петербурге действуют еще более-менее цивилизованно: «аварийные» исторические дома иногда даже не просто сносят по официальной санкции, а формально «реставрируют». А вот, скажем, в подмосковном Королеве, Самаре, Брянске, Тюмени и других городах предпочитают «точечные поджоги». И даже если речь про снос не идет, понять, чью сторону раз за разом занимают власти, совсем не сложно. Тут можно припомнить хотя бы ситуацию с принадлежащим тому же Нисанову ТЦ «Европейский», который превратил площадь Киевского вокзала в вечную пробку. С той же легкостью власти одобряют стройки в природоохранных зонах или на территориях научных институтов. Никак, фактически, не контролируется качество нового жилья, что то и дело приводит к скандалам не только в столице , но и, например, в Челябинске, Курске и т. д. Ну и, конечно, нельзя забыть обманутых дольщиков, число которых год от года только растет – но почему-то никаких громких дел и скорых судов над недобросовестными застройщиками мы тоже не видим.

Логично было бы подумать, что такое благоволение со стороны государства предполагает если как минимум тесные связи конкретных чиновников и бизнесменов. И действительно, сразу вспоминается принадлежавшая жене Лужкова фирма «Интеко». На первом месте тематического рейтинга Forbes – подконтрольное «Газпрому» ЗАО «Лидер». На третьем месте там же – «Донстрой», которому, в отличие от Центра имени Хруничева, «Сбербанк» 20-миллиардный долг фактически простил. Гендиректор застраивающей территорию ЗИЛа «Группы ЛСР» Андрей Молчанов – давний товарищ главного «справедливоросса» Миронова. Не говоря уже о том, что по некоторым данным, друг семьи Года Нисанова, с которого мы начали наш разговор, некогда учился вместе с Путиным.

Но примеров, когда никаких прямых связей нет – тоже предостаточно, как в случае таких гигантов девелопмента (управления стройками – прим. авт.), как «MR Group» или «Capital Group». Более того, например, часть бывших зданий обанкротившегося к концу 90-х самарского ЗИМа почти мгновенно облюбовала скандально известная группа СОК, руководитель которой на излете 2000-х попал в немилость, уступил активы государству, а в 2011-м и вовсе был объявлен в розыск. Сергей Гордеев, совладелец «Группы ПИК», занимающей второе место на рынке столичных новостроек, во время оно прямо конфликтовал с Лужковым. Да и, например, небезызвестного Тельмана Исмаилова, бывшего владельца ныне разогнанного Черкизовского рынка, давнее знакомство с тем же Нисановым не спасло.

И даже в тех случаях, когда личные связи действительно имеют место, сложно утверждать, что нынешнее положение гигантов рынка обеспечено только протекцией. Почти все крупнейшие строительные магнаты начали свою деятельность в первой половине 90-х и имели миллионы на личных счетах до того, как их друзья-чиновники стали действительно большими шишками.

Так что списать все на злую волю и жадность единиц не выйдет. Истинный ответ - неприятный для тех, кто любит противопоставить “друзей Путина” или “олигархов-приватизаторов” неким “честным предпринимателям”, - состоит в том, что на самом деле “честные” от “нечестных” неотличимы. Порочна здесь сама логика капитала и обслуживающего капитал госаппарата. Необязательно быть звездой залоговых аукционов, стереотипным бандитом из 90-х, чьим-то другом или кумом, когда можно просто “заглянуть” в мэрию (конечно, вряд ли с пустыми руками) и полюбовно договориться о самых выгодных условиях. Хоть в рамках закона, хоть за рамками.

А “заглянуть” всегда есть, с чем. Недвижимость – «золотая антилопа» из советского мультика, которая и сама рада, когда раджа кричит «ещё!». Себестоимость квадратного метра жилья эконом-класса в столице с учетом как собственно строительства и отделки, так и прокладки коммуникаций, благоустройства прилегающей территории и сопутствующих расходов составляет всего порядка 55 тыс. руб. При этом рыночная стоимость этого же квадратного метра исчисляется сотнями тысяч, а иногда и миллионами рублей. В бизнес- и элитном сегменте рентабельность еще выше. Это несколько сот процентов чистой прибыли только по официальным цифрам. Сколько же на самом деле экономится на качестве материалов, пренебрежении СНИПами и копеечных зарплатах гастарбайтеров, даже оценить сложно. Конечно, в регионах размеры сверхприбылей поскромнее, но и там назвать стройиндустрию нерентабельной язык не повернется. В итоге суммарный годовой оборот в отрасли исчисляется сотнями миллиардов долларов.

И тут становится ясно, чьи интересы в действительности в приоритете для государства. Когда воротилы строительного бизнеса готовы щедро поделиться такими большими, быстрыми и легкими деньгами, куда проще не вкладываться в промышленность или тем более социальную сферу. Наоборот, удобнее поскорее бросить в топку этого «паровоза» побольше «угля», - будь этим «углем» хоть тысячи квалифицированных рабочих мест на закрывающихся заводах, хоть приговоренное к “реновации” доступное жилье, хоть гектары заповедной земли. Пока деградация обрабатывающей промышленности и высасывание соков из регионов гонит тысячи людей в столицу и другие миллионники, спрос останется высок даже на скверного качества “человейники” на окраинах. И пока спрос высок, Россия продолжит превращаться даже не в сырьевой придаток с уничтоженными производственными мощностями, а попросту в огромную стройку вокруг нефтяной трубы. И, учитывая, что капиталу жизненно необходимо возрастать и приумножаться, наивно думать, что эта тенденция сама по себе остановится.

В статьях, посвященных пожару в Ростове, многие журналисты передали слова о том, что к будущим погорельцам наведывались «черные риэлторы». Раньше таким термином называли, в основном, преступников, действовавших на вторичном рынке жилья. Теперь, по всей видимости, термин закрепится и за агентами строительных фирм. За теми, кто не на словах, а на деле «строит новую Россию» – только не ту, что показывают на красивых картинках «вставания с колен». Не ту, где пафосные спортивные чемпионаты, – а ту, где на строительстве стадионов пилят миллиарды бюджетных денег. Не ту, где рост ВВП на бумаге и «создание технологичных рабочих мест», а ту, где сносят цеха и жилые дома, чтобы забитые мигранты построили очередной ТРЦ за еду. Ту Россию, в которой всем нам придется жить, если простые трудящиеся не найдут сил объединиться и покончить с капиталистическим порочным кругом.

А пока не покончат - жизнь рядового россиянина потихоньку продолжит превращаться в кошмар. Примерно такой, как в детских страшилках, только реальный. Черный риэлтор уже в твоем городе. Черный риэлтор уже на твоей улице.