Подождите, идет загрузка

Четвёртая промышленная революция

Алёна Глазкова - 14.08.2017

Четвёртая промышленная революция грозит устроить человечеству глобальные тектонические сдвиги в институтах государства, обществе, рынке труда и даже в осознании собственной идентичности.

А пока вы не вмонтировали себе тепловизор в правый глаз, а в левый — линзы дополненной реальности, почитайте аналитическую статью Алёны Глазковой. На основе одноимённой книги Клауса Шваба, главы Всемирного экономического форума, Алёна подробно описывает, к чему нам нужно готовиться, и как повернуть необратимые процессы технологического развития на пользу большинства.

Наступает Четвертая промышленная революция. Человечество переходит к иной форме труда: создает полностью цифровую промышленность, основанную на взаимном проникновении информационных технологий.

Впервые эту тему обсудили на Всемирном экономическом форуме в 2016 году. Так как членами ВЭФ являются около 1000 крупнейших компаний мира, о грядущих переменах уже слышал как минимум 1% людей на земле. Тот процент, который скопил в своих руках 50% ресурсов планеты. И, возможно, их ближайший обслуживающий персонал.

Что же осталось скрыто от остального населения Земли?

Частично - сам факт коренных изменений в производстве. Ведь новостям о форуме в СМИ не отводилось никакого особенного места. Во многие издания подобная информация могла не попасть вовсе из-за редакционной политики.

Но, главным образом, аудитория форума скрыла и продолжает скрывать другое. Изменения в производстве продиктованы новыми технологиями. Особенность этих технологий в том, что они не смогут служить только наиболее обеспеченным представителям человечества. Более того, разрушительны для той экономической и тех политических, философских, этических и эстетических систем, которые владельцы крупнейших капиталов создавали в мире годами.

1

Хранители Тайны Четвертой промышленной революции уже боятся, что горько пожалеют о ее приходе. Ведь она способна воплотить в жизнь их давние кошмары:

- высвободит время наемных работников для творчества и образования

- сделает образование доступным и бесплатным для всех

- превратит любую работу в приятную

- рационально распределит ресурсы для формирования разумной и плановой экономики

-  сделает бессмысленными все виды политического устройства, кроме демократии, а ее заменит на гибридную

- уничтожит бюрократов

- существенно продлит людям жизнь

- восстановит экологический баланс земли

К таким выводам я пришла после прочтения книги “Четвёртая промышленная революция”, выпущенной на русский издательством “Э” в 2017 году. Ее автор - Клаус Шваб - основатель и президент Всемирного экономического форума. Он анализирует, какие новые открытия в физике, химии и математике меняют наш мир уже сегодня, и как, благодаря их влиянию, общество может измениться через несколько десятков лет.  В этой статье я кратко перескажу самые интересные его наблюдения и прогнозы.

РАБОТА КАК ОТДЫХ

Многие люди уже ощутили прелесть того, что их рабочее место автоматизируется. И одно из наиболее кардинальных изменений в нем может произойти благодаря 3D-принтерам. Они способны “размножать” для нас почти любые детали, предметы и даже органы. Это делает легче работу представителей нескольких сотен профессий. На данный момент устройства активно используют в трех областях - автомобильной, аэрокосмической и медицинской. Кроме того, на них уже печатают одежду. Шваб приводит статистику, согласно которой 81.1% респондентов уверены, что к 2025 году 5% потребительских товаров в мире будут создавать с помощью 3D-принтеров.

В то же время на многих производствах устанавливают датчики и прочие многочисленные средства соединения вещей физического мира со виртуальными сетями. По мнению аналитиков Gartner, число соединенных устройств в мире достигнет 21 млрд штук в 2020 году,  Intel дает другую, еще более оптимистичную, цифру - 200 млрд. Подобные нововведения заметно облегчают и взаимодействие с рабочим местом, и работу.

“...Быстрый рост носимых технологий и Интернета вещей дают компаниям возможность объединить цифровую и физическую сферу так, что это будет выгодно сотрудникам. Например, сотрудники, работающие с оборудованием высокой сложности или в трудной ситуации, могут использовать носимые устройства для того, чтобы помочь спроектировать и ремонтировать детали. Загрузки и обновления систем на подключенном оборудовании гарантируют, что работники используют новейшие достижения во время своего труда,” - обрисовывает перспективы внедрения подобных устройств Шваб.

2

Рабочее место людей, чье основное оборудование - компьютер, может и вовсе исчезнуть через несколько десятков лет. С каждым годом все больше компаний будет нанимать сотрудников, принимать их работу и платить за нее удалённо.

МИНИМАЛЬНЫЙ РАБОЧИЙ ДЕНЬ

Проекты вроде Uber весьма прибыльны и вдохновляют некоторые фирмы сделать как можно большее число своих сотрудников фрилансерами. Подобные работодатели ежедневно ищут себе работников под определенный заказ или проект, используют их рабочую силу несколько часов в день, а затем нанимают новых сотрудников на другие проекты. “Для таких сотрудников профессиональная деятельность разобьется на точные задания и конкретные проекты, которые вносятся в облако готовых “виртуальных” исполнителей в любой стране мира. Главными особенностями таких людей станут большая свобода и мобильность,” - поясняет Шваб.

Другой фактор, который способен снизить наше рабочее время - неизбежная роботизация производства и профессий. Снижение рабочего времени происходит за счет снижения временных затрат на труд и повышения его эффективности: если раньше на выполнение определенных задач работнику требовалось, допустим, 8 часов, то с приходом робота их можно будет выполнить гораздо быстрее. Таков вывод экономистов-участников форума, признают его, кстати, и российские экономисты.

Однако Шваб в своей книге подробно останавливается на том, что роботизация грозит привести поначалу к проблемам в сфере занятости населения, так как сейчас компании предпочитают увольнять работников, вытесняя их более производительными и точными роботами. Но почему это происходит? Виноваты ли в таком повороте сами технологии? На мой взгляд, это тема для отдельной статьи.

Отмечу лишь, что по мнению автора книги, у тех, кто сохранит работу, заметно увеличится оплата труда, что тоже позволит наемным работникам в перспективе работать меньше.

РАЗВИТИЕ КАК НЕИЗБЕЖНОСТЬ

Компьютеры, смартфоны, автомобили, вещи и одежда, которые имеют доступ к интернету - это то, с чем человечество неизбежно столкнется в ближайшее десятилетие. В 2015 году количество IoT-предметов во всем мире составило почти 5 миллиардов.

Что касается людей, то пока лишь 40% жителей земного шара подключены к сети через какое-либо устройство. Однако теперь 85% жителей планеты живет в паре сотен километров от вышек сотовой связи. Общее количество пользователей смартфонов - 2,5 млрд. Пользователей интернета на данный момент  - более 3,5 миллиардов человек.

Можно ли будет спрятать от людей какие-нибудь знания, если интернет станет общедоступным? Шваб долго и подробно рассуждает на эту тему. Вкратце его ответ: скорее, нет. На каждую систему безопасности и защиты данных найдется свой хакер. И уж конечно ничто не сможет помешать распространению информации, полезной для образования или творчества. Она “хлынет” огромным потоком в сознание миллиардов людей.

Что же касается традиционного образования, то в какой бы форме оно не существовало после Четвертой промышленной революции, ему предстоит стать наглядным и увлекательным благодаря дополненной реальности и развитию рекомендательных программ (типа Stepic).

Другой интересный аспект, о котором упоминает Шваб - грядущее повышение престижа “творческих” профессий. “В обозримом будущем низкий риск автоматизации будут иметь профессии, требующие социальных и творческих навыков,” - пишет он. И отмечает, что оплата неавтоматизированного труда повысится. Это может мотивировать людей попробовать себя в творчестве не хуже, чем доступный интернет.

РАЗУМНОЕ ПОТРЕБЛЕНИЕ

Технологии уже меняют наше потребление, делая его более разумным.

Трансформируется отношение людей к собственности. К примеру, некоторые предметы, транспорт и еду теперь можно не покупать, а арендовать у владельцев или фирм. Эта технология называется “шерринг”(от английского слова “делиться”). Самый популярный и раскрученный вариант, конечно, шерринг автомобилей. Согласно исследованию компании Frost & Sullivan, на 2011 год в  Европе существует около 700 тысяч подписчиков на такую услугу. К 2020 году их число подписчиков вырастет до 15 млн человек, а число доступных автомобилей — до 240 тысяч.

Но с точки зрения Шваба шерринг обеспечит эффективное использование, прежде всего, мало применяемых активов. Например, не самой машины, а свободного места в ней (BlaBlacar), незанятой кровати в квартире (Tvil.ru) и т.п. Экономику, где большинство компаний работает именно в сфере подобных услуг, автор книги называет “ экономикой по требованию” и пророчит скорый ее приход.

Важно и то, что технология шерринга делает почти бессмысленной приобретение частной или личной собственности. Ведь зачем вам личный автомобиль, который нужно заправлять и содержать, если просто надо добраться из точки А в точку Б? Зачем профессиональная камера, если снимаете что-то важное вы раз в год? Арендовать что-то - значит заменить товар услугами гораздо рациональнее и дешевле.

Происходят эти изменения и в головах предпринимателей. Так, Uber на сегодняшний день предоставляет услугу проезда, но не является собственником машин. А самый крупнейший поставщик гостиничных номеров в мире Airbnb не имеет ни единого отеля. В ближайшем будущем вовсе не обязательно будет быть владельцем капитала, чтобы получать от него максимальную прибыль.

Проще становится и “предсказать” реакцию людей на товары, что приближает плановую экономику. В последние годы потребители, которые привыкли к рыночному изобилию, намного критичнее относятся к товарам и их доставке. Для удобства производителей программисты вынуждены были разработать многочисленные аналитические сервисы. Они, во-первых, собирают самые разнообразные данные  о покупателях и создают многомерную картину покупательского поведения (Data Cafe). Во-вторых, приводят к увеличению прозрачности производства для покупателей (Competera). В-третьих, способны планировать и оптимизировать производство (APS и ERP системы).

Кроме того, Шваб довольно абстрактно замечает, что скоро “успешные организации будут уходить от иерархической структуры к моделям, связанным с сотрудничеством”. То есть можно будет создать аналитические сервисы не для одного производства, а для нескольких сразу и даже в совершенно разных сферах. Отмечу, что при дальнейшем развитии аналитических сервисов и систем, возможно, люди смогут построить такую систему и для государства (что-то вроде ОГАС). Хотя владельцам собственности, наверняка, не понравятся такие “аналитические сервисы”.

Укрепят новое отношение к потреблению приложения типа OPower, которые позволяют сравнить свой уровень потребления с уровнем потребления соседей и найти способы экономии ресурсов.

МАШИНЫ В ПОЛИТИКЕ

Многие современные политические системы могут не пережить Четвертую промышленную революцию. “Ключевой момент состоит в следующем: технологии будут все более наделять граждан полномочиями, давая им новый способ выражать свои мнения, координировать усилия и, возможно, находить пути для обхода государственного надзора”, - признает Шваб. По его словам, центральная роль правительств будет уменьшаться в связи с ростом такой конкуренции, а также перераспределением и децентрализацией власти. Гражданам придется привыкнуть к повышенному участию в политической жизни. А чиновники, чтобы не исчезнуть,  вынуждены будут сделать свои структуры максимально прозрачным, эффективными и оперативными.

В противном случае их работа почти полностью может быть автоматизирована через несколько десятков лет.  “Правительства возможно начнут признавать, что используемые ими ранее способы сбора данных не нужны, что можно перейти к технологии “больших данных” для автоматизации своей работы, а также внедрить инновационные подходы для оказания услуг гражданам” - отмечает автор книги. Так как использование преимуществ “больших данных” позволяет лучше и быстрее принимать решения в широком диапазоне отраслей и приложений.

Четвертая промышленная революция изменит и функции государств. Как известно, изначально государства создавались для обороны территорий для внешнего противника. Однако, вероятнее всего, войной будущего станет кибервойна. Особенность этого явления в том, что во время боевых действий задействованы любые сети или подключенные устройства. В итоге становится менее выражена грань между войной и миром (я воин или штатский?), а главное - само понятие атаки размывается, поскольку не всегда можно быть уверенным кто тебя атакует и атакует ли вообще. Вместо отдельных враждебных государств другим государствам угрожает “бесконечная и нечетко определенная вселенная из хакеров,террористов, преступников, активистов и т.д.” Причем кибервойна может вестись также с предприятием или физическим лицом (вспомните хотя бы недавние атаки на Роснефть). Должны ли государственные военные силы брать ответственность за отражение всех кибернетических атак на своей территории и в отношении своих граждан? А если нет, то зачем государство людям, когда исчезнут все войны, кроме кибернетических?

Другая функция государств - сбор средств на общие нужды - налоги. Но неизбежная “экономика по требованию” создает серьезные проблемы для сбора налогов, так как многим фрилансерам оказывается проще и выгоднее работать на чёрном рынке труда. Кроме того, возникают децентрализованные системы оплаты, которые мешают отследить происхождение и назначение операций. Таким образом, правительству почти всех стран придется вскоре бороться за “привлекательность” собственных налогов. В противном случае госбюджеты заметно опустеют.

ЗАБОТА О ПРИРОДЕ

3

Сложно предугадать, перейдут ли массово люди на альтернативные источники энергии и пересядут ли в эко-мобили. Эко-грады тоже могут долгие годы оставаться лишь диковинкой.

Но Шваб настаивает, что есть другие технологий с большим потенциалом для регенерации нашей природной среды  - технологии интернета вещей. Они позволяют отслеживать поток материалов и энергии, чтобы достигать максимальной эффективности по всей цепочке создания стоимости. “По оценкам Cisco, из 14,4 триллионов долларов экономических выгод, которые будут реализованы за счет интернета вещей в следующем десятилетии 2,7 триллиона долларов стоимости могут быть получены в результате сокращения отходов и оптимизации цепочек поставок и логистики. С помощью интернета вещей можно также сократить выброс парниковых газов на 9,1 млрд в год к 2020 году. Это составляет 16,5% от объемов этого года” - пишет экономист.

Также, по мнению Шваба, грядущие демократизация информации и повышение прозрачности работы бизнеса позволят гражданам требовать отчета от стран и корпорации, которые регулярно нарушают законы в сфере экологии.

ДОЛГАЯ И ЗДОРОВАЯ ЖИЗНЬ

Люди будущего станут здоровее и совершеннее. В последние годы был достигнут  значительный прогресс в снижении стоимости и упрощении генетического секвенирования - определения генетических повреждений (мутаций) в ДНК, которые являются причиной наследственных болезней, предрасположенностей или особенностей организма. А совсем уже недавно - в активации и редактировании генов. Сегодня секвенирование может осуществляться за несколько часов и несколько сотен долларов. Например, сверхмощная IBM Watson за несколько минут может посоветовать индивидуальную программу лечения рака на основе данных о ваших генах, истории лечения и болезни. Не только рак, но и многие другие неразрешенные медицинские проблемы имеют генетический компонент, так что возможность определять индивидуальный генетический состав  будет эффективным и низкозатратным способом совершить переворот в сторону эффективной системы здравоохранения. Технология позволяет, например, создавать качественные органы при пересадке. Исследователи приступили уже к формированию генома свиней с целью выращивания органов для трансплантации человеку. Развитие подобных био-технологий, по оценкам аналитиков Всемирного экономического форума, приведет и к увеличению населения до 8 млрд к 2030 году.

Но неизбежно увеличится в мире и доля старого населения. По данным Шваба, рождаемость уже в 2016 году падала ниже уровня воспроизводства не только в Европе, но и Южной Америке, странах Карибского бассейна, многих странах Азии, Ближнего Востока и Северной Африки. В 2017 году тенденции не изменились.

Сколько средств эти люди будут тратить на жизнь, откуда получать эти средства - предмет жесточайшей экономической дискуссии.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Книга Шваба подробно раскрывает потенциал новых технологий. Будучи оптимистом, этот европейский экономист уверен, что они способны обеспечить всему человечеству новый, гораздо более высокий уровень жизни. Помогут разрешить ранее неразрешимые проблемы в самых разных сферах. Созданы для формирования более справедливого общества, похожего на то, что предлагают миру коммунисты.

Но, в то же время, Шваб честно признается, что владельцы крупного капитала собираются воспользоваться этими технологиями только в своих интересах (как делали это и в предыдущие промышленные революции). Вместо повышения заработной платы и уменьшения рабочего времени людей предлагают увольнять, лишая средств к существованию. Увеличение числа фрилансеров планируют использовать только для того, чтобы не выплачивать даже прожиточный минимум. Начинают отказываться от автоматизации производств, мотивируя псевдозаботой о заработке наемных работников и т.п. Если опасения Шваба подтвердятся, техника, назначение которой - честнее разделить ресурсы планеты и улучшить жизни всех 7 миллиардов, будет еще некоторое время работать “вхолостую”, на 1% избранных “землян”.

Однако прогресс жесток к маленькой прослойке эгоистов. Теперь он заключается в том, чтобы в мире произошла следующая промышленная революция. Чтобы новая техника могла выполнять свои настоящие функции. Чтобы 99% населения земли осознали: все ресурсы и удобства земли созданы для них. Принадлежат им. И забрали себе назад свое огромное богатство.

 

Текст впервые опубликован на сайте "Вестник Бури"